Внутри парижской штаб-квартиры Maison Martin Margiela

В тишине 11-го округа Парижа (один из районов Парижа — прим. ред.) располагается штаб-квартира модного Дома Maison Martin Margiela — не менее загадочного, чем сам округ. Новые «жильцы» — креативная и административная команды — гордятся этим местом: здание площадью 3000 квадратных футов, в которые они переехали чуть более пяти лет назад, относится к 18 веку. В течение почти 100 лет здесь находился монастырь под председательством сестер милосердия, функционирующий в основном в качестве сиротского приюта.

В 1939 году некий Андре Пейбл купил это здание и основал престижную школу индустриального дизайна — L’Ecole Professionnelle de Dessin Industriel, — которую окончили самые яркие светила французского дизайна.

Спустя годы Мартин Маржела и его команда впервые зашли в эти стены: на столах все так же стояли чернильницы, но уже с засохшей краской, разбросаны листы с учебными записями и чертежами, а на досках молчаливо застыли темы занятий — все это был присыпано пылью и временем. Любой, кто знаком с историей жизни Маржелы, скажет, что в 163 доме на улице С. Мор дизайнер нашел свой духовный центр. В конце концов, время и его течение было ведущей темой во многих его коллекциях — если не во всех.

Потребовалось четыре месяца, чтобы здание было готово принять новых «жильцов». Философия модного Дома с ее аскетичностью и отрицанием всего, что связано с гламуром, были применены и к реставрационным работам в интерьере. В частности, это вылилось в белоснежное пространство, словно присыпано уже не пылью, а снегом. Использование белого цвета как нельзя лучше отражало натуру самого Маржелы и его подход к моде.

 

«Существует всего две причины применения белого цвета: одна — практическая, другая — концептуальная», — говорит пресс-секретарь. — «Это легенда моды: сам Маржела никогда не соглашался на личное собеседование или на свою фотографию, появляющуюся рядом с любым упоминанием о его коллекциях. Во всех заявлениях, которые когда-либо делал Дом, использовалось местоимение «мы» вместо «я», отрицая культ дизайнера-суперзвезды. Белый цвет — символ равенства, которое ежедневно отстаивал Мартин, утверждая, что без своей команды он бы ничего не создал. Когда Дженни [Мэирен] (соучредитель лейбла — прим. ред.) и Мартин только основали компанию, у них не было денег. Поэтому они искали мебель для мастерских и салонов везде, где смогли бы ее достать. Разумеется, все было в разных стилях, поэтому все найденные предметы были окрашены в белый цвет, чтобы иметь что-то общее».

Белая эмульсия выбрана для окраски всех поверхностей по двум причинам. Во-первых, она матовая. А во-вторых, она непрактична — ее нельзя очистить или восстановить, а значит она будет хранить историю в каждом приобретенном изъяне.

 

Хотя Маржелу сложно назвать аналитиком, можно с уверенностью сказать, что 20 лет назад, когда он только начинал, белый — особенно потертый и неидеальный — был антитезой эстетики черного цвета, которая доминировала на подиумах в 80-х. Точно так же одежда, которую он проектировал, — одежда, главным образом реконструированная из найденных предметов, например, кожаных перчаток или битого стекла, — была ответом на работы Клода Монтаны, Тьерри Мюглера и даже Жан Поля Готье.

Сегодня все, кто работают в парижском ателье высокой моды, ответственны за сохранение эстетики и философии Дома. Длинное пальто из белоснежного хлопка — единственная униформа для сотрудников — остается неизменным со дня основания. А вся мебель, от кресла до люстр, задрапирована белой тканью, так же как и все ноутбуки и блокноты покрыты одним и тем же материалом. «Мы все ответственны за то, что создаем здесь», — говорит пресс-секретарь, и это кажется достаточно справедливым.

По материалам: anothermag.com

Previous ArticleNext Article

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *