Почему все ополчились против Вирджила Абло и как его можно оправдать

Назначение Вирджила Абло на пост креативного дизайнера мужской линии Louis Vuitton вызвала небывалую поляризацию в модном сообществе. По сути, в консервативное ДНК французского Дома ворвались коды улиц и спортивного стиля. Большинство возмутившихся полагают, что athleisure вместе со сникерами, толстовками, рваными майками и свисающими джинсами — это сиюминутный тренд, который скоро покинет подиум. Соответственно, что Вирджил Абло, специализирующийся на хайповых вещах, словно одолженных из гардеробной неизвестного исполнителя хип-хопа, может предложить для почитаемого во всем мире роскошного бренда с более, чем полутора вековой историей?

Архитектор, дизайнер, основатель собственной марки одежды Off-White и нынешний художественный директор мужской одежды Louis Vuitton родился и рос в Чикаго в семье с ганскими корнями. По преданию, тесная дружба, а затем и ряд коллабораций с Канье Уэстом открыла дорогу Абло в мир высокой моды. Покорять haute couture Вирджил начал в партнерстве с Оливье Рустеном из Balmain, став при этом вторым за всю историю темнокожим креатором и первым, возглавившим такой Дом, как Louis Vuitton.

Несмотря на пересуды поклонников бренда, сразу после назначения Абло бывший креативный директор мужской одежды Ким Джонс высказался в своем Instagram в поддержку Вирджила, назвав его «культовым и вдохновляющим дизайнером следующего поколения». А вот издание StyleZeitgeist в своем заголовке сравнило назначение Вирджила с «важной победой в маркетинге хайпа над дизайном». Это повторяет по смыслу комментарии на странице Дома в Instagram о том, что тот — «не настоящий дизайнер», без соответствующего образования в области моделирования, который просто видоизменяет привычную уличную одежду, размещая на ней узнаваемый уже логотип Off-White.

Повторит ли Вирджил свой прием, но уже проделав трюк с логотипом Louis Vuitton, разработанным в 1896 году Жоржем Виттоном, который и по сей день активно используется в качестве паттерна на легендарных саквояжах, сумках, а с нынешних пор и на одежде и обуви, представляемых в коллекциях Дома, с целью брендинга и дифференциации продукта от таких конкурентов, как Goyard and Moynat?

Когда Йорга Коха, основателя 032, напрямую спросили, изменит ли Абло Louis Vuitton, тот ответил, что бренд уже изменился, назначив «черного дизайнера-аматора». Безусловно, такие расистские комментарии только подлили масла в огонь, учитывая остроту вопроса дискриминации в индустрии.

Вряд ли подобные нападки можно считать объективными доводами против таланта Абло. Единственно значимым требованием к креативному или художественному директору никогда не был сам дизайн одежды, то есть именно технические способности создавать вещь. Альбер Эльбаз, бывший креатор Lanvin сформулировал эту позицию лучше всего: «Мы начали как кутюрье. Затем мы стали «креативными директорами», потому что принялись именно креативить, но, в большей степени, направлять. А сейчас мы должны стать имиджмейкерами». Разве мог бы Louis Vuitton найти лучшего имиджмейкера, чем Абло с его 2,3 миллионами фолловеров в Instagram?

Обвинение против Абло в том, что он неквалифицирован, необоснованны. Он не может быть «настоящим дизайнером», что бы это ни значило, но, назначив его на пост художественного директора, никто и не ожидал, что он будет создавать новое наследие. Как признался Абло в своем интервью The New York Times, «продукт — это только одна часть нарратива роскоши». Вероятно, руководители LVMH, ожидают, что он пересмотрит багаж и всю историю Louis Vuitton с точки зрения нового поколения, в основном, уличных энтузиастов, динамичных миллениалов, весомых жителей больших городов.

Как пересмотрит — узнаем уже завтра. Его первая коллекция для бренда будет представлена на подиуме в рамках Недели мужской моды в Париже в четверг, 21 июня. Save the date.

Previous ArticleNext Article

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *