Почему бренды делают ставку на мужскую моду

Что общего у модных Домов и дома Облонских? И там, и там — смешалось все.

Если раньше самые смелые из нас сначала возмущались тем, как модельеры делают женские силуэты маскулиннее, а потом, как и вовсе наряжают прекрасных девушек в откровенно мужские костюмы, то сейчас мы смирились: женская мода канула в небытие. Вместо этого направления дизайнеры сосредоточили свои творческие усилия на коллекциях для сильного пола, а бюджеты — на показы Men‘s.

Статистика не даст солгать: за последние сезоны Дома один за другим объявили о запуске мужских линий, стимулировав тем самым появление новых стилей и подходов к дизайну. И не удивительно. После того, как женщины наловчились выходить в уличной одежде на красную дорожку, кому брендам остается предлагать заезженные худи и блумерсы, как не мужской аудитории?

Самые крупные игроки рынка первыми поняли хайп. Именно бренды, входящие во французские конгломераты LVMH и Kering, начали привлекать новую генерацию дизайнеров, чья рука заточена на спортивный стиль, такой комфортный для бьющего энергией поколения Z. Последнее слово — тоже за парижским гигантом: недавнее шоу Louis Vuitton показало, что отныне модой официально правит хип-хоп. И Вирджил Абло.

Спрос родил предложение, но когда уличных дизайнеров стало так много, уже они контролируют спрос. И шьют то, что у них получается без особых усилий: анораки, кейпы, футболки и свэтшоты.

«Это больше, чем очередная шумиха. Это глубокая и всеобъемлющая тенденция», — произрек Сидни Толедано, руководитель группы LVMH в кулуарах после показа. «Существует большой спрос на мужское направление моды во всех ее формах и стилях, и отчасти это происходит благодаря новой молодой клиентуре. Мы четко прослеживаем это в продажах».

Принадлежащие LVMH бренды не разглашают подробных данных о прибыли, хотя аналитики утверждают, что продажи мужской одежды сейчас занимают верхнюю позицию в списке источников доходов Louis Vuitton. Reuters.com даже опубликовало цифры: 5-7%. Дом не ответил на запрос для комментариев, но и не опровергнул слухи.

Такая же тенденция подтверждается и самым быстрорастущим брендом группы Kering. Дом Balenciaga, хвастающийся сейчас миллиардным оборотом после новой коллекции сникеров, охотно рассказывает, что теперь мужская аудитория — их основной клиент, который обогнал даже миллениалов.

Согласно данным агентства Euromonitor, в 2017 году женская одежда по-прежнему занимала самую большую долю на рынке одежды и обуви — общей суммой 1,7 триллиона долларов, а мужская — около четверти триллиона. Тем не менее, маркетинговое исследовательское бюро прогнозирует, что мужские линии будут опережать женские по реализации в период с 2017 по 2022 год, а продажи увеличатся на средний годовой темп роста в 2%.

«Это связано с тем, что современные мужчины уделяют больше внимания своей внешности, чему способствует рост влияния социальных сетей, а также дресс-коды, которые сегодня упрощаются по всему миру» — объяснила консультант по красоте и моде в Euromonitor.

Бренды принимают это к сведению, наращивая свое присутствие и охваты кампаниями в Instagram и коллаборациями. Даже Британский модный совет недавно назначил своим амбассадором никого иного, как Дэвида Бекхэма.

Однако это не единственный парадокс, с которым сейчас столкнулась индустрия. Рост любви к уличной одежде больно ударил по производителям мужской одежды, не изменившим вовремя классическому стилю. Продажи мужских костюмов упали на 700 миллионов долларов в период между 2012 и 2017 годами, и это — только в Западной Европе, свидетельствуют данные Euromonitor. В отличие от роста предложения джинсов и толстовок.

Тот же Толедано из LVMH, который совсем недавно поспособствовал решению Celine расширить свое производство и на мужскую коллекцию, рассказывает, что хоть классический стиль еще пользуется популярностью, основной упор бренд будет делать на мужские аксессуары и обувь.

Неужели на подиумах больше никогда не будет платьев?

Previous ArticleNext Article

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *