Особые отношения: как мода объединилась с феминизмом?

Что происходит в отношениях феминизма и моды? Каждый ответит по-разному, но сейчас ясно только одно: вековой стереотип о том, что феминистки к моде не имеют никакого отношения, разрушается.

Что значит «быть феминисткой» в период так называемой «третьей волны», когда женщины уже получили желанное равноправие? В массовом сознании провозгласить себя феминисткой означает отказаться от привилегий слабого пола — никто больше не придержит тебе двери, не подарит букет тюльпанов и не заплатит в ресторане, а с собственными проблемами придется разбираться самостоятельно, без помощи мужчин. Между тем феминистка должна ходить с небритыми подмышками и ногами. Вдобавок, существует мнение, что все представительницы этого движения отказываются от своей женственности и сексуальности — в ответ обычая женщина скажет, что это неприемлемо, ведь «женщина должна быть женственной». Весь конфликт сосредотачивается вокруг слова «должна» и трактовки самого термина «феминизм».

Западные феминистки боролись не только за равные с мужчинами права, но и демонстрировали, как массовая культура и глянец превращает женщину в пассивный объект, навязывая ей идеалы мнимой красоты. С тех пор прошли годы и женщина больше никому ничего не должна, она вольна посвящать свою жизнь тому, чему захочет сама. Если рассматривать последствия этого социокультурного феномена более подробно, то можно обнаружить, что феминизм дал мужчинам столько же свободы, сколько и женщинам. Именно феминизм позволил мужчинам обнажать свои чувства, ошибаться и вообще быть простыми людьми, освободив их от стереотипного образа традиционной секстистской культуры.

О взаимодействии модной индустрии с феминизмом ходит столько же легенд, сколько и о самом феминизме. Обычно сразу вспоминаются корсеты и Коко Шанель, которая освободила женщин от утягивающих элементов костюма. Мадемуазель не была первой, кто перестал использовать корсет (до нее это сделал Поль Пуаре), однако, именно она принесла идею практичности и свободы движения в одежду. Так, женщина из объекта декорирования стала превращаться в субъект со своими запросами.

Спустя пару десятков лет Сен-Лоран одевает женщину в смокинг, в принципиально мужской костюм, что само по себе стало революционным, однако, настоящая победа феминизма наступает лишь в начале 90-х. Тогда с появлением нового поколения дизайнеров — «антверпенской шестерки», деконструктивистов Рей Кавабуко и Йоджи Ямамото, минималистов Жиль Зальдер, Эннио Капаза (CostumeNational) и ХельмутаЛанга, — возникает совершенно иное представление о том, что такое «модная одежда» и «красота». Бельгийцы смешивали уличное и кутюрное, немцы упрощали силуэты, насколько это было возможно, убирая любые украшения и декор, японцы расшивали вещи и собирали их заново наиболее неожиданным, а порой даже гротескным образом, — мода взяла курс на реальную жизнь. Демонстрация большого бюста и тонкой талии больше не была секретом красоты — ей на смену пришли «простые» вещи, которые раскрывали личность. Такая мода стала новой современностью, откинув былой, слепящий глаза, лоск гламура. Все это было бы абсолютно невозможным без феминистического сообщества, которое формировало новую женщину — активную и свободную интеллектуалку.

Революция, случившаяся в 90-х, повлекла за собой последствия, которые оказывают серьезное влияние на современную моду. Мы восхищаемся интеллектуальным минимализмом Фиби Файло в Celine, концептуальной лаконичностью Рафа Симонса в Calvin Klein,обновленным деконструктивизмом Джона Гальяно в Maison Margiela и таким непринужденным стилем Стеллы МакКартни. Увлечение уличной культурой и повышенный интерес к мужским вещам в женском гардеробе — ни что иное как продолжение интеллектуальной моды 90-х.

Наряду с кампанией ООН #HeForHer (посланницей которой стала Эмма Уотсон), женскими маршами протеста в Вашингтоне (да, тот самый против Трампа, в котором поучаствовала Шарлиз Терон, Мадонна и Скарлетт Йохансон), предвыборной кампанией Хиллари Клинтон (которую поддержало множество модных инсайдеров), говорит и модный мир. Стоит только вспомнить показ Chanel SS 2015, на котором модели устроили настоящий митинг с плакатами «History is her story», «Women’s rights are more than alright» и «One is not born but becomes a woman». В прошлом сезоне Мария Грация Кьюри привлекла всеобщие внимание к теме феминизма, расписав футболки надписями «We Should All Be Feminists» и «Dio(R)evolution». Prabal Gurung тоже обратился к принтам, украшая свою коллекцию лозунгами «The future is female» и «This is what a feminist looks like». Opening Ceremony пригласили на презентацию вдохновляющих женщин вместо моделей, а на вещах Stella McCartney красовались надписи Thanks Girls.

Феминизм нашего времени — за то, чтобы дать женщине возможность любого выбора, без возникновения страха быть осужденной в обществе. А современная мода не может не поддержать это стремление, пропагандируя интеллектуальность и сексуальность в одном лице. Эти понятия больше не вытесняют друг друга.

Невозможно предугадать, насколько прочным окажется новоиспеченный союз, но совершенно ясно, что феминизм, как и модная индустрия, стоит на пороге нового времени.

Фото: Chris Colls
Стиль: Julie Pelipas
Модель: Anja Rubik
For Vogue UA February 2017

Previous ArticleNext Article

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *