Нет денег — нет образования или почему второй «Александр Маккуин» обречен на безвестность

Образование по-прежнему остается крайне важным для дизайнеров в модной индустрии. И поскольку принято относится ко всему отечественному с долей скепсиса, украинские молодые таланты стремятся за рубеж, чтобы раскрыть свой потенциал и занять нишу в мире моды. Разбираемся вместе, какие варианты есть у будущих дизайнеров и что подразумевает под собой обучение за границей на сегодняшний день.

О значимости качественного модного образования говорят много и зачастую имеют в виду известные всему миру fashion-университеты. Касательно Украины, то как и во всем, большая часть предоставляемых услуг, товаров и политических решений упорно портили себе репутацию, что впоследствии ругать все национальное стало, в какой-то степени, хорошим тоном. Именно поэтому тенденция покидать родину для лучшего образования стала скорее рефлексом, нежели потребностью. Однако сегодня мало быть неординарным талантом — в большинстве случаев для получения высшего модного образования необходимы деньги. И много. Помимо этого, западные страны ужесточили правила поступления в высшие учебные заведения, что однозначно повлияло на количество абитуриентов.

 

После того как правительство Великобритании сократило субсидии на техническое обслуживание и студенты были вынуждены оплачивать свое высшее образование с помощью кредитов, практические знания значительно сократились. С того момента, как именитые дизайнеры Джонатан Андерсон, Алесандр Маккуин и Джимми Чу окончили университет London College of Fashion, UAL прошло много времени. “ На данный момент студентам намного тяжелее получить образование из-за отсутствия грантов. Требуется постоянно брать в долг, и это влечет серьезные последствия,” – говорит Мишель Бьюкенен, менеджер по программе поддержки в London College of Fashion, UAL.

Бьюкенен также утверждает, что большинству студентов колледжа приходится жить со своими родителями, так как аренда личного жилья — непозволительная роскошь. Вдобавок к этому, реалиями модных студентов становятся дополнительная работа на неполную занятость и всевозможные финансовые трудности.

Такие же изменения наблюдаются и в Украине. С каждым годом государственный бюджет урезается, что непосредственно влияет на количество бюджетных мест в ВУЗах и на сумму стипендии, которую получают студенты. Из этого следует, что студентам приходится искать источники дополнительного дохода, чтобы иметь возможность оплатить свое обучение.

 

Конечно, для тех, кто верит в демократичность образования, новое явление единоличного доминирования студентов высшего класса кажется жестокой реальностью. «Великие таланты, от Джона Гальяно и до Кристофера Кейна, получили образование, когда оно было бесплатным,» — отмечает Сара Мауэр, посол British Fashion Council по вопросам поддержки молодых талантов. «Репутация модной индустрии зависит от эрудированности всех классов общества,» — добавляет она. Вместо этого, выходит, что только выходцы из обеспеченных семей могут позволить себе высшее образование в 2016. И это не может не сказываться на общей креативности модной индустрии.

По словам Уны Берк, преподавателя и выпускницы London College of Fashion, UAL 2009 года, которая не имела за спиной крупной финансовой поддержки при обучении, эстетическое влияние модных учреждений в опасности, поскольку может стать гомогенизированным. “Я думаю, что когда вы должны были бороться, это заставляет вас быть более творческими и изобретательными. Сейчас выпускные креативные проекты становятся более ограниченными.”

Казалось бы, что это временная тенденция, вызванная спадом экономики. Однако ее последствия могут предопределить судьбу модной индустрии на десятилетия вперед.
Мода — труд во многом ремесленный, и для того, чтобы ею заниматься, нужно уметь кроить, шить, конструировать и понимать возможности материала. Профессия дизайнера выходит далеко за пределы рисования скетчей в молескинах и выхода на поклон в финале модного шоу. Поэтому, когда отношения студента и преподавателя изменяются и становятся исключительно финансовыми, теряется химия и волшебство раскрытия творческого потенциала каждого, а не только тех, у кого есть на это деньги.

 

Уна Берк также отмечает, что мода перестает быть экспериментальной и интересной, ведь она и не может быть таковой из-за ограниченного доступа к новейшему оборудованию. Чтобы оставаться креативным, следует думать о новых способах создания и реализации проектов, и без базовых навыков это невозможно.

Нельзя упустить тот факт, что любой образовательный курс дизайнеров оканчивается финальным модным показом, который требует интенсивной подготовки молодых талантов, серьезных усилий и, конечно же, финансовых средств. По словам экс-студента Османа Ахмеда, окончившего Central Saint Martins, преподаватели хоть и не могут открыто заявить, что коллекция должна быть из дорогостоящих материалов, но именно такое впечатление создается во время разговора. По правде говоря, дипломная коллекция должна быть высокого качества, потому как ваша работа является неким прослушиванием для luxury бренда, на который вы бы могли работать. И даже несмотря на предложения спонсорства компаниями, которое заключается в предоставлении материалов и фурнитуры, а не стипендий, существует множество подводных камней. Осман Ахмед приводит пример, что Saga Furs предлагала спонсорство нескольким студентам его выпуска, однако условие было таким, что в коллекции должен использоваться мех. Такой побход загоняет креатив в рамки, а это редко приводит к яркому результату. Зачастую выпускник, получивший степень бакалавра, может окончить ВУЗ с долгом в несколько десятков тысяч долларов, не имея при этом работы, а это отодвигает вопрос о поступлении на магистерскую степень на неопределенный период.

На данный момент принимаются кое-какие меры информационно-поддерживающими программами, чтобы помочь юным дизайнерам покрыть расходы на фотосъемки и аренду студий. Однако это лишь капля в море долгов, в которые загоняют себя молодые и плохо обеспеченные таланты.

Как видим, сегодня зачастую мало быть талантливым — для реализации себя на стезе модного дизайнера необходима финансовая поддержка и персональный бизнес-план по выходу из долговой ямы параллельно с поиском работы или запуском личного бренда. Можно сколько угодно сокрушаться о том, что сложившаяся ситуация обрекает новых «Александров Маккуинов» и «Джонов Гальяно» на безвестность. А можно воспринять это как еще один вызов, ведь, в конце концов, в современной модной индустрии креативный директор должен хорошо разбираться в бизнес-составляющей бренда, и такой опыт пойдет ему на пользу. Хотя стипендии и гранты для «самых-самых» лишними не будут никогда.

Previous ArticleNext Article

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *