Кодекс джентльмена: коллекция Dior Men’s Spring 2019

Для Кима Джонса, бывшего художественного директора мужской линии Louis Vuitton и нового креатора Dior, стало делом чести превзойти своего приемника Вирджила Абло, произведшего революцию в моде днями ранее. Вчерашний показ Кима, как и Вирджила, был дебютным и не менее обсуждаемым. Удалось ли креатору Dior не поддаться на провокации и представить современный мужской гардероб с классическими кодами Дома?

Если театр начинается с вешалки, то рассказ о модном показе — с обсуждения локации. Здесь и правда есть, что обсудить. Ким Джонс соорудил для шоу специальную арену как для олимпийских состязаний, только в fashion. Над ротондой возвышалась огромная скульптура американского художника KAWSа: сюрреалистичный Кристиан Диор, возродившийся основатель бренда в 33-футовую высоту, воплотившийся из 70 000 бутонов, а на его руке — самый верный друг, пес Бобби. Знаково, что инсталляция собиралась в казармах кавалерийского полка Республиканской гвардии. Джонс как бы намекал модному сообществу: хочешь мира — готовься к войне.

Среди гостей — такие почитатели бренда, как Роберт Паттинсон, Кейт Мосс, Наоми Кэмпбелл, Келли Осборн, Виктория и Бруклин Бекхэмы, Кристина Риччи, Рита Ора, Джо Джонас, Лили Аллен, Ленни Кравиц, Хайдер Акерманн. А еще посмотреть показ прибыл сам Абло вместе с друзьями: A$AP Rocky, Белла Хадид, Расселл Уэстбрук и Такаши Мураками словно, не разлучаясь, пришли вместе с фронта шоу Louis Vuitton. Примечательно, что из-за такого количества селебрити некоторым главным редакторам было отказано в местах на первых рядах, где до этого времени они располагались десятилетиями.

В предварительном обсуждении коллекции Джонс уже намекал, что покажет на подиуме. По словам креатора, вдохновение он черпал из архивов Dior, просматривал скетчи кутюрье-основателя и пытался на языке одежды рассказать не столько мифологию Дома, сколько историю самого Кристиана Диора, известного своей любовью к цветам, женственности, гармоничности, друзьям из мира богемы и, конечно же, собакам.

Под саундтрек Diplo показ открыл 18-летний принц Датский Николай (реверанс в честь матери дизайнера, которая была датчанкой). Наследник престола прошел по подиуму в идеально скроенном двубортном костюме из льна, где белоснежные накрахмаленные ткани контрастировали с панелями и рукавами в полосатый принт.

Затем последовала чарующая игра ультралегких материй: полупрозрачные рубашки, брюки, шорты и кейпы из тюля запечатлели на себе утонченные узоры цветов, отсылающих к фриволите, украшающих платья из кринолинов прекрасных дам из минувшей эпохи.

Вопреки тому, о чем заявлял Джонс в предварительном знакомстве с коллекцией, без кодов улиц и спортивного стиля не обошлось. Дизайнер не ограничивал себя, часто прибегая к своей фирменной стилистике и обыгрывая athleisure. Даже строгие форменные смокинги у Кима получились нарочито расслабленными — то ли из-за пудрово-конфетных оттенков, то ли из-за хрупкого невесомого материала, развивающегося по ветру. В таких костюмах определенно захочется прогуляться на яхте и не стыдно будет попасть в объектив.

Особенно эстетично выглядели сорочки, брюки и плащи с мотивами toile de Jouy, а также принты дивной флоры, срисованные с личной коллекции фарфора Кристиана Диора. Живописные орнаменты буквально прорастали на пастельных пальто, надетых поверх белых маек с логотипом Dior Oblique и мешковатых шортах из гардероба скейтера. Мы до сих пор впечатлены цветочными вышивками на окутанном прозрачным винилом пальто, созданными швеями из легендарного ателье Maison Lemarié, с которым сотрудничал великий модельер.

Интересно, что Джонсу при всем при этом удалось совместить женственное наследие Дома с объектами желаний современных джентльменов-модников. С точностью можно утверждать, что мужские версии легендарной сумки Saddle ожидает коммерческий успех: дизайнер обыграл культовые модели в форме хайповых рюкзаков, авосек и сумок на пояс. А еще скоро на улицах мы увидим эти кожаные пальто, скроенные с применением лазерной обработки, и баскетбольные сникеры с паттерном Oblique, напечатанными под прозрачным пластиком.

Сумел ли противостоять Джонс влиянию на индустрию Вирджила Абло и возглавить контрреволюцию в моде? Определенно, нет. Однако дизайнеру удалось справиться с задачей-минимум, которую возлагал на себя сам. Вчера Ким воскресил наследие Кристиана Диора и сделал это настолько зрелищно и изящно, что у гостей не осталось сомнений. Dior — жив.

Previous ArticleNext Article

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *