Годы в Hermès: американский Vogue опубликовал архивные снимки коллекций Мартина Маржелы для Hermès

Несколько последних сезонов на подиуме проходят под знаком ностальгии по 90-м, и наследие Мартина Маржелы, пожалуй, самое цитируемой среди всех прочих. Учитывая, что бельгийский нонконформист решил бросить вызов системе моды — противопоставляя ей, не только свои идеи и дизайн, но и сам подход к бизнесу — текущее положение выглядит паразитирующим на нем.

Вспоминая 90-е, когда дизайнеры — Джон Гальяно, Александр Маккуин, Марк Джейкобс и Том Форд — купались в лучах славы и были обожаемы прессой, Маржела оставался в тени, предпочитая анонимность. Он сосредотачивался на дизайне, как написал один критик, создавая «одежду об одежде». В одной из своих коллекций конца 80-х он придумал пластиковую сумку и жилет из осколков битого стекла и керамики.

В 1997 году он занял пост креативного директора Hermès — буржуазного модного дома, который олицетворяет все то, что мы сегодня называем сдержанной роскошью. Это назначение потрясло весь модный мир — даже самые невозмутимые критики подняли бровь. «Поначалу эта идея казалась абсурдной для некоторых людей», — признался дизайнер в интервью Vogue вскоре после своего дебюта. — «Но теперь, когда коллекция увидела свет, это уже вопрос двух миров: молодых и старых, авангардных и консервативных противоположностей. Это больше о глобальной точке зрения».

Хотя дизайн Мартина для Hermès не был похож на образы, которые он создавал для своего собственного бренда, он все же применял философию деконструктивизма, играя с наследием исторического модного дома. Используя свой доступ к лучшим материалам и мастерам, Маржела адаптировал свои идеи под лекала сдержанности Hermès: бесшовные свитера из холеного кашемира можно было носить наизнанку, а от пальто или бушлатов — отстегивать воротники. Он делал базовую вечную одежду, добавляя в нее особенные детали, которые были, вероятно, более значимы, чем сама вещь. Однако он не заигрывал с безопасностью, сохраняя интеллектуальный флегматизм Hermès: таким образом он демонстративно препятствовал жадному потреблению, на которое стала опираться индустрия моды с 80-х.

 «Для Мартина было очень важно объяснить инновации, которые он представлял в материалах и конструкции вместе с командой Hermès», — сказала Каат Дебо, куратор выставки «Margiela, the Hermès Years» в антверпенском музее MoMu. — «Он ощущал, что люди не понимают его полностью».

«Его влияние на современную моду стоит рассматривать шире, чем просто видеть прямые цитаты в других коллекциях. Он поменял отношение к идее роскоши. Все эти необработанные швы, отсутствие вытачек и лестных силуэтов, сдержанная палитра при безусловном гениальном качестве вещи — вот этот авангард сейчас стал мейнстримом. Если искать в моде некую альтернативную сторону развития, неизбежно придешь к Марджеле. И я к примеру, не представляю, как бы воспринимались первые коллекции Фиби для Céline без Марджелы для Hermès», — продолжила куратор.

Нет ничего удивительно в том, что современная мода обращается именно к творчеству Мартина и то, что сегодня американский Vogue оцифровал (наконец) архивные фотографии с показов Hermès тех времен. На сайте журнала опубликовали снимки всех коллекций, созданных дизайнером с 1999 по 2002 год. Посмотреть фотографии можно здесь.

Фото: vogue.ua, theblueprint.ru, vogue.com

Previous ArticleNext Article

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *