Арт-имитация: как дизайнеры используют предметы искусства?

Похоже, что дебаты о том, является ли мода искусством, не закончатся никогда. Однако это не мешает им пересекаться, снова и снова. Подобно искусству, мода воплощает период времени, в котором мы живем, и культуру, которую мы создаем. Мода примиряет напряжение между эстетикой, функциональностью и чистой коммерцией. И по мере того, как коллекции становится все более концептуальной, а шоурумы все больше походят на инсталляции, разрыв между модой и искусством сокращается.

Посмотрим, как это делают Dries Van Noten, Maison Margiela, Jil Sander, Louis Vuitton.

Фламандское барокко: декорации на шоу Dries Van Noten SS17

Показ Dries Van Noten SS17

Рассказывая о своей новой весенне-летней коллекции, Дрис Ван Нотен сказал в интервью для американского Vogue: «Мы хотели добавить больше брутальности». И его подход  оказался весьма небуквальным, а напротив, довольно неожиданным. Модели проходили среди сада ледяных кубов в неоднозначных комбинациях из «рабочего» денима и жакетов, декорированных корсетами и цветочными мотивами. Заледеневшие цветы, покорившие гостей, создал друг Дриса и флорист Азума Макото.

Макото составил композиции из 100 видов редких цветов с намерением продемонстрировать японское восприятие пространства и композиции. Он объяснил: «Цветы становятся еще красивее в блоках льда, поскольку они взаимодействуют с воздушными пузырями и светом». Хотя это так, несомненно, цветы также имеют некоторое сходство с популярными натюрмортами картин эпохи фламандского барокко. Благодаря вертикальным композициям и жесткому верхнему свету Макото воссоздал ту же драму, что и в работах таких художников, как Ян Фейт и Рашель Рюйш.

 

Поп-арт объекты: ланч-бэг Jil Sander (2012)

Jil Sander, ланч-бэг, 2012

До того, как Balenciaga показали свою ироничную версию сумки IKEA, Раф Симонс, будучи тогда креативным директором Jil Sander, выпустил ланч-бэг — небольшой, но роскошный и вызывающий споры пакетик, в котором вы могли бы носить свои завтраки или обеды. Безусловно, это не было новаторством: Энди Уорхол и Клас Олденбург превращали повседневные предметы в объекты изобразительного искусства еще в 50-е. Но вопросы, вроде «что сегодня можно считать искусством?» или «что делает высокую моду высокой?», остаются открытыми и все такими же противоречивыми, ведь они продолжают оспаривать определения.

 

Главная мотивация поп-арта — вызвать интерес к реализму, который был продиктован отказом от абстракции. Новое движение предназначалось для того, чтобы напомнить людям о реальной жизни весьма игривым способом, который привносил некую легкомысленность в типично мрачное и серьезное пространство искусства того времени. И это параллельно тому, как Симонс и его ланч-бэг переосмысливают скучную обыденность, которая воцарилась в мире моды.

«Любовники» Рене Магритта: ювелирные маски Maison Margiela

Ювелирные маски Maison Margiela, 2013

Картина «Любовники» Магритта, возможно, послужила главным источников вдохновениях для знаковых масок Maison Margiela. Никто никогда официально не заявлял о сходстве, однако связь между ними не кажется какой-то неожиданностью, если принимать во внимание личность и наследие самого Мартина Маржелы.

Один из авторов New-York Times в своей статье (2008 год) объясняет феномен анонимности Маржелы: «Все проекты так же, как и все коллекции Маржелы, должны были говорить сами за себя, и, во-вторых, работа, которую он показывал, является по своей сути результатом совместного командного творчества». Намеренно или нет, но анонимность принесла бренду известность, переросшую в особенный культ.

«Любовники» («Влюбленные») Рене Магритт, 1928

Что касается концепции, то нельзя очертить четкую параллель между картиной сюрреалиста и масками Maison Margiela. Возможно, аллегория состоит в следующем: влюбленные мужчина и женщина, целуясь, буквально не могут прикоснуться друг к другу, также как и все коллеги-дизайнеры и поклонники Маржелы никогда не узнают его настоящего, лишь любуясь его коллекциями.

Мона Лиза да Винчи: сумка Джеффа Кунса для Louis Vuitton

Джефф Кунс для Louis Vuitton

«Джоконда» стала одним из самых ценных и известных произведений искусства в истории, и по этой причине, самой копируемой. Среди первых и наиболее тиражируемых экземпляров была работа художника Марселя Дюшана, который перенес портрет на открытку, добавив усы и буквы L.H.O.O.Q. (игра слов на французском, которая, если читать быстро, звучит примерно так: «У нее горячая задница»). Эта дешевая и оскорбительная шутка подвергала ценность и святость работы. С тем же настроением несколько лет спустя Энди Уорхол создал легко воспроизводимые шелкографические отпечатки картины, разместив образ женщины рядом с идолами поп-культуры, такими как Элвис Пресли и Мэрилин Монро.

По иронии судьбы, эти выходки, призванные оспаривать значимость творения да Винчи, только добавили ему ценность и укрепили свое место в поп-культуре. Стоит ли называть причины, почему Джефф Кунс перенес ее портрет на сумку Louis Vuitton?

Previous ArticleNext Article

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *